Живопись животными / Painting by animals

Ростан Тавасиев. Твое место в истории искусства. 2011
Rostan Tavasiev. Your place in the history of art. 2011
Сериал "Симпсоны". 18 сезон, 14 серия. 2006-2007
The Simpsons. Season 18, episode 14. 2006-2007

Инсталляция Ростана Тавасиева “Твое место в истории искусства” (см. первый вариант), представленная на выставке “Смех в зале”, суммирует страхи современного художника в игровой форме. Чего хочет художник? Оставить след в истории, метафорически представленной в инсталляции как белый холст (в знаменитой инсталляции Ильи Кабакова будущее - это поезд). Кто - по мнению Тавасиева - помогает ему? Искусствовед и/или критик, в его роли выступает бегемот с отраслевой газетой “The Art Newspaper” под мышкой. Запустив в открытый космос (читать далее..)

Инсталляция Ростана Тавасиева “Твое место в истории искусства” (см. первый вариант), представленная на выставке “Смех в зале”, суммирует страхи современного художника в игровой форме. Чего хочет художник? Оставить след в истории, метафорически представленной в инсталляции как белый холст (в знаменитой инсталляции Ильи Кабакова будущее - это поезд). Кто - по мнению Тавасиева - помогает ему? Искусствовед и/или критик, в его роли выступает бегемот с отраслевой газетой “The Art Newspaper” под мышкой. Запустив в открытый космос пятерых художников, бегемот-критик готовит нового кандидата в хрестоматии. Повезет ли ему?

Персонаж мультсериала “Симпсоны”, наоборот, пародия на современного, успешного художника, характерная для массовой культуры. Здесь художник исчерпывается приемом (бросок кошкой об холст), достаточно брутален вне зависимости от пола. Образ героини эпизода явно вдохновлен подъемом художественного рынка в середине 2000-х годов. По данным аналитиков ярмарки TEFAF в Брюсселе, общий оборот в сфере искусства составил 48,1 миллиард евро, и это пока рекорд.

Ростан Тавасиев изначально работает с мягкой игрушкой как материалом. В 2010-е годы он кодифицировал свои приемы и создал школу “бегемотописи” - технику живописи мягкой игрушкой, которую может постичь каждый желающий. Приемы Тавасиева - следствие радикальной смены роли игрушки в жизни ребенка в пост-советское время. До 1991 года слабое развитие легкой промышленности и вытекающий из него товарный голод делали каждую вещь, и в особенности игрушки, предметом наследования, переходящим из поколения в поколение. Открытость рынка товарам, сделанным за рубежом, и в частности, в Китае, поместила мягкую игрушку в каждый супермаркет. Такое расширение ассортимента позволяет Тавасиеву создавать из игрушек работы любого объема, от коллажей на холсте до тотальных инсталляций. Очень часто, однако, Тавасиев делает индивидуальный заказ на игрушки, и даже если напоминая массовую продукцию, они все-таки ручной работы и уникальны. 

Rostan Tavasiev’s installation “Your place in the history of art” (the orginal can be found here) was part of the “Laughter in the Gallery” show. It is a sum, of sorts, of fears that every artist has in a playful form. What does the artist want? To leave a trace in history that is metaphorically represented by an empty canvas (in Ilya Kabakov’s famous installation, the Future - i.e. history - is likened to a train). Who helps the artist achieve this goal? Art historian and/or critic, represented here by a hippopotamus with a copy of “The Art Newspaper” in tow. The hippo-critic (pardon the pun, it sounds less stupid in Russian) has sent five artists in the historical vacuum and trains the sixth. Will she get lucky?

The Simpson’s hero is a pretty obvious parody of a successful contemporary artist. Here the artist is usually defined by a gimmick (in this case, through a live animal at the canvas) and brutal enough regardless of gender. The image of the artist is clearly influenced by the art market’s rise in the middle of the naughties. As TEFAF’s report says, the overall sales performance of the art market has peaked at 41.1 billion euro in 2007, a number that still holds the record.

Rostan Tavasiev has worked with plush toys since the beginning of his career. In early 2010s he codified his methods and opened an on-and-off school of hippo-painting, declaring that everyone can make art this way. Tavasiev’s technique is a product of a radical change of the toy’s role in a child’s upbringing in Post-Soviet times. Before that, the light industry’s weaknesses made every toy something to be valued and stored through generations. Once the market was open to goods from abroad, and especially those made in China, plush toys entered every shop and mall as last-minute gifts and parent traps. This assortment of toy options gives Tavasiev the opportunity to construct installations of any size. Pretty often, though, the toys are hand-made to the artist’s specifications, so while they resemble mass product, they are actually unique.

Bonus: Rostan Tavasiev's school of hippo-painting -